Суббота, 18 Ноября 2017
   
Шрифт

Центр социальной помощи семье и детям Невского района

Конфликт в семье: чем может помочь семейный психолог?

Конфликт в семье: чем может помочь семейный психолог?

Конфликт способен спасти семью. Парадоксально звучит, не правда ли? В этой статье мы разберемся, какконфликт спасаетнекоторые семьи, зачем он нужен, и как его превратить в источник энергии для оздоровления отношений.

Что вы представляете себе, в первую очередь, когда задумываетесь о «хорошей семье»? Скорее всего, двух спокойных людей, у которых разногласия решаются мирно, а, лучше и не возникают вовсе. Семью, где, в основном, улыбаются, готовы в любой момент утешить друг друга, помочь, поддержать эмоционально и физически. Семью, где все сильны, великодушны и отлично контролируют себя. Насколько реалистичен этот образ? Такая картинка выглядит очень привлекательно, но насколько наша реальная жизнь совместима с такими ожиданиями от человека? Всегда быть на высоте, проявлять только свои сильные и лучшие качества… Не быть слабым или уставшим от партнера, не ныть, не нуждаться в сексе или в одиночестве сильнее, чем другой в паре… Никогда не отказывать партнеру в его нуждах, даже если своей собственной энергии еле-еле хватает на себя самого. Наконец, не проявлять негативных эмоций наружу, а справляться с ними самому. Вопрос: будет ли хорошо реальному человеку в такой идеальной семье по-настоящему?

А что, если представить себе, что наш человек, как и многие другие, с утра не выспался, потом пошел на не самую любимую работу, где за день с нимуспело произойти всякое, очень устал,по дороге домой думал, на чем можно сэкономить, чтобы семье хватило дожить до зарплаты. А дома еще дети, уборка, готовка… И рядом другой человек, который в течение дня пережил примерно то же самое. Куда им девать усталость и раздражение в семье, где необходимо всегда быть на высоте? Конечно, можно разрядитьсяв компьютерных играх или в жарких спорах в интернете, можно смотреть телевизор и думать, что злишься не на жизнь, а на фигурыс экрана. Тогда в семье внешне действительно все будет тихо-мирно, но останутся ли там живые отношения? И не окажется ли через несколько лет, что этих двоих связывают только общий быт и дети, которым «нужна семья»?

Такая семья, где все очень спокойно, оказывается легко подвержена угрозам извне. Так, если кому-то из пары вдруг встретится человек более теплый, принимающий и проявляющий не только условно хорошие черты, но и «плохие», то в этом месте может возникнуть страсть, на фоне которой прежние стабильные семейные отношения покажутсяпросто мертвой и холоднойземлей, от которой захочется отряхнуться. Если человек почувствует, что его принимают любым, и даже злобным, обиженным, зависимым, не владеющим собой, он ощутит новое качество отношений – где можно быть принятым на совсем ином уровне.

Дело здесь в том, что когда мы поворачиваемся к близким только своей здоровой и красивой стороной, то, с одной стороны, мы не можем быть уверены, что они знают и любят настоящих, а, с другой стороны, мы оставляем огромную часть нашего внутреннего мира, переживаний и мыслей за пределами этих отношений. Чаще всего, такой тип взаимодействий начинается еще в детстве, когда родители дают ребенку понять, что любят его только «хорошим». Взрослый уже усвоил, что для того, чтобы его любили или, точнее, не бросали, он должен по возможности оставаться «хорошим» для других и всегда контролировать себя. Никаких истерик, требований, жалоб, слабости и «инфантилизма». Не «пилить», не «выносить мозг», терпеть, понимать. А как же негативные чувства? Что ж, их нужно закупорить внутри себя или, в лучшем случае, спускать где-нибудь еще.Когда такая семья наконец-то оказывается у психолога, то он видит перед собой двоих, кто настолько желает «правильности», что забывают, кто они сами, забывают, что семья – это живой организм. А в живом организме непрерывно происходят процессы притягивания и отталкивания, непрерывно что-то умирает и рождается заново.

Чаще всего такие семьи приходят к психологу в связи с изменой или апатией, отсутствием смысла продолжать отношения у одного из партнеров, болезненным разочарованием в семейной жизни. Не озвучиваемый, но явный запрос к специалисту звучит так: «верните все, как было, сделайте так, чтобы наши отрицательные качества и чувства исчезли, или чтобы мы смогли из запихнуть туда, где от них не будет вреда». Конечно, если психолог начнет заниматься именно таким делом, то это лишь ухудшит ситуацию в паре. Земля станет еще мертвее, но обычно пара в этот момент находится в таком ужасе от риска распада, что скорее согласится на омертвление своих чувств, чем позволит им свободно выйти наружу.

Специалист видит, что в этом случае подавление эмоций – это именно то, чтопривело семью к границе ее существования. Поэтому он будет стараться тактично, но твердо призывать загнанные внутрь чувства все-таки проявляться в рамках кабинета с максимальной поддержкой безопасности для обоих. Здесь очень важны время и постепенность, ведь если всё, подавляемое так долго,с треском выйдет наружу, то ни один из пары, скорее всего, не сможет этого вынести. Кто-то не справится со стыдом за себя и свои неприемлемые поступки и переживания, а кто-то не выдержит свалившейся на него новой информации о том, что же в действительности происходило у него за спиной, пока казалось, что «все нормально». Так что поспешность здесь чревата быстрым болезненным распадом семьи и окончанием психотерапии.

Но если, уверенно и не торопясь,психолог будет знакомить участников семьи с «темной» стороной друг друга, со сложными, но такими живыми чувствами, то эти стороны смогутбыть постепенно и понятыми, и вылеченными. Смиряясь и принимая, что в партнере по умолчанию самой нашей жизни существуют гнев, и усталость, и раздражение, и сексуальные потребности, и многое-многое другое, что не вписывается в идеальную картину мира, мы позволяем чувствам быть обнаруженными и принятыми не только в другом, но и в самих себе. Разрешаем себе выражать боль, страх, гнев, зная, что это больше уже не травмирует партнера, не оттолкнет его от нас в ужасе... Парадоксально оказывается, что этот новый опытне разрушает отношения, а, наоборот, делает их богаче и намного ближе. Теперь двое взаимодействуют не только своими хорошими ролями, но и глубоко личностно, своими больными частями, своими давно и больно раненными и скованными внутренними детьми. И так начинает происходить психотерапия внутри самой пары.

После того, как работа завершена, партнеры могут и сами замечать, как ради благой цели сберечь свои отношения, они начинают закрываться друг от друга и выпускать из своей семьи чувства и саму жизнь. И будут уметь возвращать эту жизнь обратно, признаваясь и себе, и друг другу в своем гневе, усталости и в своей такой сильной потребности в любви.

Психолог ОПЖ №1, Василенко А.Э.