Понедельник, 20 Ноября 2017
   
Шрифт

Центр социальной помощи семье и детям Невского района

Полномочия специалиста по социальной работе при взаимодействии с неблагополучными семьями

Полномочия специалиста по социальной работе при взаимодействии с неблагополучными семьями

Чаще всего, полномочия специалиста по социальной работе, тесно связывают с понятием «компетенция», то есть не столько с возможностями специалиста влиять на ситуацию в своей сфере деятельности, сколько на его осведомленность и уровень знаний. Иными словами специалисты по социальной работе имеют некий уровень компетенции, но совершенно не имеют полномочий. Все полномочия специалиста ограничиваются приемом или неприемом клиента. То есть мы либо помогаем клиенту, потому что владеем информацией, либо не помогаем, потому что не владеем. И тот и другой случай рассчитан на то, что клиент проявит некоторую инициативу и в той или иной мере будет заинтересован во взаимодействии со специалистом. Но в случае работы с неблагополучными семьями гораздо чаще встречается конфликтное и противоборствующее отношение к представителям социальных центров. Таким образом, возникает ситуация, когда в силу полного отсутствия полномочий, специалист не имеет никакой возможности выполнить свою работу и повлиять на ситуацию в семье. Конечно, когда требуется более серьёзное вмешательство (вроде изъятия ребенка из семьи) подключаться органы опеки и полиция, но здесь есть ряд моментов, которые значительно тормозят и иногда фатально, работу специалистов. Прежде, чем обратиться за содействием в органы опеки или в полицию, необходимо неоднократно посетить клиента и оформить множество актов о непопадании в адрес. Так же необходимо использовать все возможные способы связи с клиентом и документально зафиксировать, что результатов они не принесли и только в этом случае возможно обращение к полиции или органам опеки. Вся эта процедура серьезно затягивает работу с клиентом и в случае наличия у него несовершеннолетнего ребенка, отсутствие экстренного вмешательства в семейную ситуацию может пагубно сказаться на жизни и здоровье ребенка.

Согласно практическому опыту на данный момент специалист, после получения информации о семье может пытаться связаться с клиентом по телефону, совершить несколько выходов в адрес и обратиться в учреждения, где оформлен клиент или его ребенок. Поскольку на обслуживании в социальных центрах состоит не одна и не две семьи, то весь процесс выхода на связь занимает не малое количество времени, особенно если сам клиент не желает контактировать со специалистом. В конечном счете специалист сообщает об отсутствии возможности работы с клиентом и переходит к работе с другой семьей. Другая сторона медали отсутствия полномочий проявляет себя иным образом: некоторые клиенты готовы впустить специалиста в дом, но при этом не видят никакого смысла во взаимодействии, так как полномочия и методы воздействия специалиста серьезно ограничены. Любая помощь даже сильно алкозависимым носит исключительно добровольный характер, но как убедить зависимого человека в том, что ему эта зависимость не нужна, если полномочия и «рычаги давления» у специалиста практически отсутствуют? Даже забрать ребенка из подобной семьи возможно только в случае, если будет засвидетельствован факт нахождения ребенка в обществе родителей в состоянии алкогольного опьянения и то, лишь в том случае, если это происходит непосредственно на глазах специалистов, представителей опеки, полиции или соседей (в том случае если они сразу вызывают полицию). Так же имеет место субъективный фактор, при котором специалист Центра может счесть необходимым изъятие ребенка из семьи, в то время, как не работавший и не взаимодействующий с семьей инспектор, будет считать это лишним. Таким образом, все сводится к тому, что руководящие органы стараются расширить компетенцию (область знаний) специалистов, но никоим образом не полномочия (сферу влияния). А между тем, достаточный уровень компетенции необходим в случае самостоятельного и добровольного обращения клиента в социальный центр, но многие ли алко- и наркозависимые семьи согласны изменить свою жизнь? Даже если говорить о менее тяжелых случаев (вроде сложностей с воспитанием несовершеннолетних детей), далеко не каждая такая семья готова признать, что им нужна помощь. По сути, социальная работа в этих случаях несет исключительно информационный характер: специалисты выходят в адреса и рассказывают о своей работе. Поскольку семьи предпочитают не выносить сор из избы, они принимают эту информацию к сведенью, но не планируют никакого дальнейшего взаимодействия со специалистами, рассчитывая только на свои силы и не желая изменять своим привычкам. На этом уровне специалист буквально расписывается в своем бессилии и продолжает работу с более контактными семьями. Из всех «рычагов давления» есть только возможность обратиться к органам опеки или полиции, что при общении с неблагополучными семьями редко имеет эффект, а так же вредит психике несовершеннолетних детей. Нет ни одной причины обязывающей неблагополучные семьи взаимодействовать со специалистами социальных Центров и до появления подобных причин, специалистов по социальной работе будут воспринимать как незначительный раздражающий фактор, а не средство помощи. Таким образом единственный способ повлиять на социальную сферу в данном направлении, это ужесточение законодательства для алко- и наркозависимых семей, а так же семей с другого рода нарушениями и предоставление специалистам возможности влиять на такие семьи непосредственно обращаясь к законодательству. Необходимо разделить понятия «компетенции» и «полномочий», поскольку компетенция предполагает обращение клиента к специалисту, а полномочия наоборот, обращение специалиста к клиенту. Специалист должен иметь некий вес, которого будет достаточно, чтобы семья охотней шла на контакт и прислушивалась к его рекомендациям. Так же более широкие полномочия специалиста расширяют и возможности семей, обращающихся за помощью в социальные центры. Таким образом развитие полномочий специалистов должно идти в двух направлениях: развитие «рычагов давления» на неблагополучные семьи с целью вовзращения их к социальным нормам и расширение возможностей специалиста для предоставления помощи семьям (придание веса специалистам не только в глазах клиентов, но и в глазах иных субъектов профилактики безнадзорности и органов власти, с которыми взаимодействуют специалисты и патронируемые семьи).

Чистяков Д.В.